• суббота, 20 Апреля, 17:09
  • Baku Баку 23°C

Вновь открывается Музей истории

24 ноября 2023 | 21:43
Вновь открывается Музей истории

Всех увлеченных отечественной историей ожидает большой праздник. Скоро открывается основная экспозиция Национального Музея истории Азербайджана. Чем же порадует своих гостей один из старейших музеев страны?

 

Это открытие мы ожидаем свыше пяти лет. В 2018 году в музее начался ремонт, продлившийся до 2020-го. Музей начал было готовиться праздновать столетие. Однако грянула пандемия, из-за которой многие работы были остановлены.

Когда вирус отступил и двери общественных заведений стали приоткрываться, бакинцы и гости столицы смогли посещать временные выставки, а также апартаменты Гаджи Зейналабдина Тагиева, расположенные, как и сам музей, в особняке на одноименной улице.

Непосредственно работы по смене главной экспозиции начались в конце 2021 года, но расставлять экспонаты сотрудники музея начали фактически в феврале 2023. И вот к завершению года почти все готово.

 

Обновление музея

Что же изменилось в Музее истории?

Прежде всего общая музейная экспозиция, которая раньше заканчивалась на эпохе АДР (1918-1920), теперь хронологически продлилась до современности. Для того, чтобы высвободить залы под XX и XXI век, сотрудникам удалось переформировать отделы древней и средневековой истории. Теперь им, как и прежде, отведен весь первый этаж, а вот второй этаж тагиевского особняка посвящен последним трем столетиям истории Азербайджана.

Фархад Джаббаров, доктор исторических наук и заместитель директора музея по научной работе, любезно согласился пройтись по обновленным залам с главным редактором «Каспия» и рассказать о самых интересных экспонатах.

– Великая победа в 44-дневной войне обязательно должна была стать важной частью нашей экспозиции, – говорит Фархад Джаббаров. – Однако давать исторические события 2020-х годов, но при этом пропустить советское время – антинаучно. Поэтому мы решили несколько тем на первом этаже объединить, а на втором оборудовать ряд залов, охватывающих самые важные исторические темы XIX-XXI веков.

Пока мы идем из небольшого кабинета замдиректора к залам, где продолжается работа, Фархад-муаллим сообщает, что экспозиция сменилась наполовину и что все экспонируемые в музее предметы – не более чем 2% всех имеющихся в наличии исторических сокровищ. Всего в Музее истории около 300 тысяч единиц хранения!

 

Нефтяная столица

Второй этаж музея теперь начинается с зала, посвященного нефти, превратившей уездный городок Баку в один из мировых индустриальных центров. Обновленная экспозиция отличается заметной плотностью. Возле каждой витрины хочется долго стоять и рассматривать предметы той удивительной поры, чудом сохранившиеся несмотря на многочисленные исторические перипетии.

Вот портреты нефтепромышленников Гаджи Зейналабдина Тагиева, Муртузы Мухтарова, Шамси Асадуллаева, Агамусы Нагиева. Последнюю я раньше не видел.

– Да, это достаточно редкий снимок, – подтверждает Фархад Джаббаров, – Надо сказать, что хорошие архивы сохранились только у Тагиева и Асадуллаева. Поэтому здесь, возле образца ткани, которую выпускала тагиевская фабрика, размещен альбом, подробно рассказывающий об этом текстильном предприятии. Удивительно, у Тагиева про все были отдельные альбомы: про женскую школу, про фабрику, про мельницу, отдельное собрание фотографий – дом, с семьей, комнаты. Благодаря этому альбому мы в свое время смогли восстановить апартаменты Тагиева.

Замдиректора увлеченно указывает на выставленные раритеты, возле которых пока нет этикеток:

– Это золотые часы. Нобели дарили такие своим служащим на Рождество. А вот очень интересная вещь. Говорили, что эта маслобойка – изобретение Муртузы Мухтарова. Насколько это верно, нам еще предстоит уточнить. Скорей всего, он просто использовал это приспособление дома...

А инициалы «Л.М.» на фарфоровой посуде говорят о том, что сервиз принадлежал Лизе Мухтаровой. Рядом – посуда Ашурбековых.

Зал сравнительно небольшой, но здесь поместился и макет нефтяного колодца в натуральную величину (колодезный метод – один из самых первых способов добычи нефти), и желонка, и даже нобелевский танкер «Зороастр», уменьшенный, конечно, раз в 40.

Я с огромным интересом разглядываю экспонаты: манометр паровоза, золотые часы одного из первых азербайджанских капитанов Садыхова, якоря, фонари, кусок рельса Закавказской железной дороги, телеграфный аппарат...

Религия и культура

Небольшая комната посвящена религии.

 – Этот Коран подарил Нигяр-ханум Шихлинской ее отец. Он был муфтием. А это тот самый Коран, который был переведен на азербайджанский язык на средства Тагиева, – мы продолжаем экскурсию по музею. Рядом вижу и другие священные книги: Тору, старинную Библию, другую библию. Тут же иудейские кипа, талит, тфилины.

Отдел культуры демонстрирует потрясающе сохранившиеся личные вещи Хуршудбану Натаван, Мирзы Фатали Ахундзаде. Здесь можно почитать старую азербайджанскую прессу: «Ачыг Сёз», «Игбал», «Фиюзат», «Хаят»...

– Когда умер просветитель и публицист Гасанбек Зардаби, – рассказывает Фархад Джаббаров, – Бакинские учителя возложили этот серебряный адрес на его могилу. Внутри был текст, но, к сожалению, в оригинале он не сохранился. Мы с ним знакомы лишь благодаря публикации в газете «Каспий».

Среди раритетов из области искусства вижу прекрасные подлинники Азима Азимзаде, вещи актеров Гусейна Араблинского, Сидги Рухуллы. Есть даже корона, которую народный артист надевал, исполняя роль шаха Каджара.

 

Тревожное время

Политические события 1905 года представлены самостоятельной экспозицией, позволяя гостям музея проникнуться той тревожной эпохой через сохранившиеся документы и предметы: личные вещи Алиаги Шихлинского (очки, пояс, письма, табличка «Шихлинский. 2 звонка»), пулемет «Максим», макет подпольной типографии «Нина», сундук для тайной перевозки революционной литературы и даже пушка, из которой дашнаки в 1918 году расстреливали мусульманские кварталы. Оказывается, эти пушки изготавливались тоже в Баку – на заводе Хатисова...

Авторы экспозиции посчитали необходимым отразить и события в Южном Азербайджане, в том числе движение Саттархана.

И конечно, изобильная коллекция посвящена Азербайджанской Демократической Республике. Ее возглавляет национальный триколор – флаг, который в эмиграции сшил Мамед Эмин Расулзаде.

Медаль, выпущенная к открытию парламента, значок Топчибашева, конверт нашей делегации на Парижской конференции. Здесь же Декларация независимости, которую оформил Азим Азимзаде. Рядом с ней экспонируются тексты декларации на азербайджанском и французском языках.

 – Это подарок Президента, – с гордостью говорит Фархад Джаббаров. – По распоряжению главы государства, этот редкий экземпляр декларации был выкуплен за рубежом и передан в наш музей. А вот дипломы наших студентов, полученные за границей. Обратите внимание, какие роскошные дипломы раньше делали – настоящее искусство!

Большевистская оккупация 1920 года и последующий советский период долгое время отсутствовали в музее. Теперь с предметами той поры гости тоже могут познакомиться. Например, с наградами, полученными за ту самую оккупацию. На богато оформленной шашке читается надпись «От АССР герою РККА Ефремову за Баку».

Фархад Джаббаров обращает мое внимание на политические карты.

– Два знаменитых документа, связанных с Карабахом: «Оставить в составе Азербайджана!» Слово «оставить» на документе очень показательно. Значит, что он и был в составе Азербайджана. Мы поместили рядом две карты, чтобы можно было проследить изменения границ. Обратите внимание, что на карте 1920-22 гг заштриховано – это территории, отданные Армении. И на первой карте еще есть сухопутная связь с Нахчываном, а на второй уже нет.

Неподалеку располагается портрет Мустафы Кемаля Ататюрка с автографом – подарок Абилову – первому послу советского Азербайджана в Турции.

 

Снова и впервые

Сокровища национальной культуры снова показываются в музее – личные вещи Узеира Гаджибейли, пачка и пуанты Гамэр Алмасзаде, дирижерская парочка Муслима Магомаева...

А вот другая часть советской истории не экспонировалась никогда. Потому что о кровавых репрессиях в СССР предпочитали не говорить. Письма сосланных и приговоренных, фотографии с закрашенными лицами. Револьвер, из которого расстреливали ни в чем неповинных людей. Уникальное письмо Багирова Сталину: «Прошу санкционировать изъятие 4 тысяч человек» – он просил вождя разрешения расстрелять больше врагов народа, чем было указано в распоряжении из Москвы.

Уникальная брошюра «Гастроли бакинского театра». В ней немало фотографий наших театральных корифеев 1930-х годов. И многие из них были репрессированы. Видны строки режиссера Александра Туганова, что он приписывал к подписям: «Йохдур», «Убили», «Угробили, сволочи!»

Медная посуда... Казалось бы, причем тут репрессии?

– Эту посуду обнаружили в лесу, – рассказывает Фархад Джаббаров. – Обычно археологи в лесах не копают, ведь там люди, как правило, не живут. Но во время коллективизации люди, чтобы их не объявили кулаками, даже медную посуду были вынуждены закапывать в лесах.

И несмотря на все это народ Азербайджана проявил неслыханные мужество и героизм на фронтах Второй мировой, и в тылу.

– У нас богатейшая коллекция по Великой Отечественной, – говорит Ф.Джаббаров. – Вот посмотрите это медаль «За оборону Кавказа» номер 001 – Азизу Алиеву, который в годы войны был первым секретарем Дагестанского областного комитета ВКП(б). Рядом – подарок ему от дагестанских оружейников. Напротив – боевые знамена наших полков.

Отдельная витрина посвящена генералу-танкисту Ази Асланову, рядом грамота первого Героя Советского Союза Исрафила Мамедова, портрет нашего первого контрадмирала  Джалила Джавадова. Со стен музея смотрят и другие герои: академик Зия Буньятов, полковник 416-й дивизии Габибулла Гусейнов. На партизанской витрине письма Мехти Гусейнзаде, его грамота.

Кусочек провода также таит за собой целую историю. В фашистском концлагере Равенсбрук на кабельном заводе работали попавшие в плен советские граждане. Среди них была бакинка, участница европейского Сопротивления Мария Щедрова. Она рассказала, что на том заводе они намеренно делали кабель тоньше и он быстро обрывался. Фашисты не понимали долгое время, почему у них связь то и дело выходит из строя...

О самоотверженном труде в тылу рассказывают другие эспонаты. Например, медицинские инструменты, которыми Мустафа Топчибашев лечил раненых, благодарные письма вылеченных бойцов, почетная грамота Мирасадуллы Миркасимова – будущего первого президента Академии Наук Азербайджана.

 

От войны до войны

За каждым экспонатом – огромный пласт родной истории, за каждым предметом – нелегкие судьбы замечательных людей. И делая шаг за шагом по новым залам музея, видишь, как менялась жизнь страны и как армия, героически сражавшаяся в 1941-45-х с фашизмом, в 1990 году повернула оружие в сторону своего народа. 

Среди экспонатов Черного января бросается в глаза ведомость отличницы Ларисы Мамедовой, где вместо оценок за третью и четвертую четверти значится запись учителя: «Пала жертвой январских событий 1990 года».

А вскоре началась и Первая карабахская... Беженцы, беженцы... Ключи от своего дома музею подарил бывший житель Ходжалы. Когда армянские оккупанты выжили азербайджанцев с родной земли, он запер дом и ушел. «В отличие от армян, которые все сжигали, разрушали», – замечает Фархад Джаббаров.

Один зал в музее полностью посвящен эпохе Гейдара Алиева. Здесь можно увидеть одну из четырех знаменитых резолюций – 853-ю – с пометками общенационального лидера. Голубой шрифт текста означает, что резолюция принята единогласно.

Последний зал рассказывает о новом времени, когда у руля государства встал Президент Ильхам Алиев. Здесь первое золото, добытое в Нахчыване в 2004 году, денежные знаки, флажки Евровидения, медали Первых Евроигр, факел Исламиады... И вместе с тем это время великого освобождения, а значит не менее ценны расположенные у другой стены зала на витринах – личные вещи Полада Гашимова, блокнот Мубариза Ибрагимова, окровавленный флаг, найденный на груди шехида 44-дневной войны. И письма детишек своим отцам на фронт, и снаряд, который убил маленькую Зохру в Агдаме. И тросы, при помощи которых наш спецназ поднимался в Шушу...

Светлой нотой экспозиция завершается: освобожденные земли Азербайджана возвращаются к жизни, Карабах и Восточный Зангезур снова становятся цветущими краями.

 

Скоро открытие

Работы по реэкспозиции завершаются и скоро музей откроет свои двери для посетителей, приподнеся таким образом ценный подарок азербайджанцам в Год Гейдара Алиева.

– Делаем этикетаж, – продолжает рассказ Фархад Джаббаров, – формируем путеводитель на трех языках: азербайджанском, английском, русском. Готовим экскурсоводов, ведь за годы простоя они могли что-то забыть да и новые экспонаты обязывают. Специалисты готовят мастер-классы. Будем запускать и тематические экскурсии, ведь если рассказывать подробно обо всех экспонатах, то подобная экскурсия может затянуться на многие часы. Будем делать и экскурсии для школьников. Усовершенствуется экспозиция Дома Тагиева. У нас много документов, которые прежде не выставлялись – связанные с женской школой и др. Продолжаем вести научную работу. Ведь музей создавался как научное учреждение, где не только экспонируются древности и проводятся экскурсии, но прежде все очень тщательно и многовекторно изучается история нашей страны. Поэтому ежегодно издаются монографии, каталоги по экспонатам.

Собирательская работа нашего музея длится уже 103 года. Во время второй Карабахской войны, еще до ее окончания, мы начали собирать материалы. Был создан «Фонд Отечественной войны». И к пятилетию Победы обязательно издадим полный каталог всех наших экспонатов, связанных с 44-дневной войной. Их очень много и они не менее ценны, чем другие сокровища в нашем музее. Ведь это тоже священная память азербайджанского народа.

 

Вячеслав Сапунов
Автор

Вячеслав Сапунов

Все новости
banner

Советуем почитать